mikev: (Default)
[personal profile] mikev

Лет сорок тому назад я учился в школе. На уроке литературы мы проходили работу Ленина "Партийная организация и партийная литература". Учительница обосновывала ею соцреализм.

Трудно сказать, отчего я об этом вспомнил, но вдруг возник вопрос, зачем вождь все это написал. Казалось бы, при его жизни соцреализм в явном виде еще не изобрели, да и не писал он теоретических работ без ясной политической цели. Посмотрел - работа опубликована 13 ноября 1905 года в газете "Новая жизнь". Да, подумал, самое подходящее время для обсуждения литературных проблем.

Проглядел статью, запнулся на абзаце:

Жить в обществе и быть свободным от общества нельзя. Свобода буржуазного писателя, художника, актрисы есть лишь замаскированная (или лицемерно маскируемая) зависимость от денежного мешка, от подкупа, от содержания.

То, что здесь упоминается актриса, а не актер, сразу протянуло ниточку к М.Ф.Андреевой, которая до того, как стать женой Горького, была возлюбленной Саввы Морозова, получала от него спонсорскую помощь на МХТ, на революцию и просто на жизнь. Вначале того же 1905 года Морозов открыл в ее пользу страховой полис на 100 тысяч рублей. Через несколько месяцев, в мае того же 1905 года, Савва Морозов застрелился в Каннах при до конца не выясненных обстоятельствах, и М.Ф.Андреева получила свои 100000 (правда, я точно не знаю, когда именно она получила их на руки, вроде бы был еще суд).60000 из этой суммы она отдала большевикам. (Н.Г.Думова, стр. 162)

В октябре 1905 года Андреева становится официальным издателем первой легальной большевистской газеты "Новая жизнь". Как раз в этой газете и была опубликована пресловутая статья. Выходит, наш литературовед хамил по вполне конкретному адресу, а не артистам и писателям как классу. Неясно только, зачем. Возможно, он был недоволен тем, что не получил все сто тысяч сполна.

А дело было так. После октябрьского манифеста у большевиков возникла идея издавать легальную газету, но зарегистрировать свое издание они не смогли и решили внедриться в уже зарегистрированное издание. Таким изданием оказалась газета "Новая жизнь", редактор которой поэт-мистик и символист Н.Минский имел обширные связи в художественной среде, но денег на издание у него не было. Деньги как раз и доставили большевики. По свидетельству М.Лядова это были деньги Горького. То есть, вероятно, деньги Саввы Морозова и получившей их М.Ф.Андреевой, которая становится формальным издателем.

При заключении договора с большевиками мистик Минский выговорил себе право вести литературно-художественный и философский отделы, а большевики отвечали за политику и экономику. Сотрудниками литературного отдела должны были стать М. Горький, Л. Андреев, К. Бальмонт, И. Бунин, Л. Вилькина, З. Венгерова, Е. Чириков, Н. Тэффи. Последняя вспоминала об этом эпизоде своей биографии весьма язвительно.

Как позже писал Минский,

В договор мой с кружком марксистов были включены следующие пункты, которые привожу дословно: „Политический и экономический отдел, понимая его в самом широком смысле, ведется в духе марксистской программы“. „Минскому предоставляется редактирование литературно-философскаго отдела. —Заведывание как политико-экономическим, так и литературно-философскими отделами предполагает свободу философских воззрений руководящих лиц. Заведующие отделами автономны в пределах своих отделов.

Первое время (в конце октября - начале ноября)сотрудничество марксистов с символистами было весьма плодотворным. Газета, печатавшая Бальмонта и программу партии, расходилась огромным тиражом до 80 тысяч экземпляров. "К вечеру за отдельные номера платили уже по 3 рубля"(Лядов). Редакция находилась в шикарном помещении в литературном доме на углу Невского и Фонтанки, который в последующие эпохи несколько раз разрушали и строили заново.

Можно было надеяться на развитие успеха, но тут из-за рубежа приехал Ленин и напечатал статью, которую потом конспектировали школьники. Теоретическая база подводилась вовсе не под соцреализм, а, чисто конкретно, под захват "Новой жизни" под свой контроль и изгнание из нее бальмонтов и гиппиусов. Собрали редакцию, мистиков и декадентов от участия в издании оттеснили. Горький написал статью против Толстого, Достоевского и философии. "Редактор" Минский хотел ответить, но его не напечатали. Бедняга отнес свой ответ в другое издание. Спустя три года он писал:

Конечно, товарищи поступили со мною, мягко выражаясь, некорректно, нарушили данное мнё слово, но перед собою и своими партийными интересами они были вполне правы. Им нужна была газета и, чтобы получить ее, они готовы были на всё честные слова, зная наперед, что сила вещей окажется на их стороне.

А вот, что вспоминал Лядов:

Румянцев вскочил, как ошпаренный, и начал доказывать, что нельзя нарушать подписанного договора, что это вызовет скандал во всём писательском мире, Ильич его сразу оборвал:
- Пустяки вы говорите, мы хотим свергнуть самодержавие, живем в революционное время и будем бояться нарушить договор с буржуазными писателями, будем бояться общественного мнения буржуазной газетной братии. Пустяки всё это. Нам интересы партии дороже.

А вот как тот же эпизод описывает Тэффи:

Румянцев сказал, что Ленин требует порвать соглашение с Минским, завладеть газетой целиком и сделать ее определенно органом партии. Румянцев протестовал, находя это неприличным. Газета разрешена на имя Минского, он - ответственный редактор. Какого же мнения будут о нас в литературных кругах!
- На ваши литературные круги мне наплевать, - отвечал Ленин. - У нас царские троны полетят вверх ногами, а вы толкуете о корректном отношении к каким-то писателям.
- Но ведь договор-то заключил я, - защищался Румянцев.
- А порву его я.

Вскоре за какой-то материал газета получила предостережение, и "редактор" Минский подобру-поздорову уехал заграницу по подложному паспорту.

Какова была роль М.Ф.Андреевой в издательских делах, неясно, данных о ее непосредственном участии в деятельности редакции мне не попадалось. Под ленинским руководством легальная газета была обречена, и уже в начале декабря власти ее закрыли. Андреевой заинтересовалась полиция, и она была вынуждена уехать на несколько лет заграницу. Через несколько десятилетий, в 1941 году, она писала, что Минский "выполнял довольно неудобную роль редактора для отсидки, за что и получал солидный гонорар, с тем, однако, условием, чтобы не вмешиваться в дела". Минский умер в Париже в 1937 и возразить уже не мог.

Как писала Тэффи,

Просуществовала газета недолго, как и можно было предвидеть.
Ленин поднял повыше воротник пальто и, так никем и не узнанный, уехал за границу на несколько лет.
Вернулся он уже в запломбированном вагоне.

Источники

Думова Н.Г. Московские меценаты.М.: Молодая гвардия. 1992 г. (ссылка)
Лядов М.Н. Из жизни партии в 1903-1907 годах (воспоминания). М., 1956 (ссылка)
Тэффи. Моя летопись. Глава "Новая жизнь" (ссылка)
Минский Н.М. На общественные темы. (ссылка)
Мария Федоровна Андреева: Переписка. Воспоминания. Статьи. Документы. Воспоминания о М. Ф. Андреевой / Сост., ст. и коммент. А. П. Григорьевой и С. В. Щириной. М.: Искусство, 1961. 720 с. (ссылка)

Date: 2016-05-27 05:46 am (UTC)
From: [identity profile] thrasymedes.livejournal.com
Получается, Ленин отобрал газету у символистов, чтобы побыстрее ее закрыть и уехать заграницу. Может, ему в России было неуютно ?

Date: 2016-05-27 07:41 am (UTC)
From: [identity profile] mikev.livejournal.com
Ленин отобрал газету у символистов, чтобы пропагандировать рабочих и свергать власть, но у него в тот раз не получилось.

Profile

mikev: (Default)
mikev

July 2017

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16 171819 202122
23242526272829
3031     

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 08:40 pm
Powered by Dreamwidth Studios